Доказательная медицина спрея Биопарокс (Bioparox) на основе клинических исследований в лечении ринита, синусита, фарингита, ринофарингита и ангины

Первое исследование базируется на изучении воздействия препарата Bioparox на слизистую оболочку носа при остром катаральном риносинусите. Данные по большей части скудные, в результате использования препарата на группе из 50 пациентов было установлено, что лекарство не оказывает негативного влияния на слизистую оболочку и мерцательный эпителий носовой полости и в 2 раза ускоряет выздоровление. Исследование проводилось на базе отечественных клиник.

Итак, данное исследование показало, что применение фузафунгина приводило к улучшению носового дыхания и объективному облегчению симптомов заболевания в первые 0-4 дня болезни по сравнению с плацебо группой в 1,8 раза (то есть почти в 2 раза). Дальнейшее лечение и сравнение показало худшее соотношение в 1,56 раза, но статистически значимый результат зафиксирован и в излечении симптомов ринофарингита протяженностью более 4 дней. Стоит отметить, что фиксация облегчения симптомов заболевания у группы, принимавшей Биопарокс, по сравнению с группой принимавшей плацебо в первые 24 часа показало еще большее различие, составившее более 300 %, то есть в 3 раза больше пациентов, принимавших Биопарокс отметили облегчение состояния, по сравнению с группой принимавшей плацебо за начальный промежуток болезни.

Источник: http://grippozus.ru/114-dokazatelnaya-medicina-spreya-bioparoks-v-lechenii-rinita-sinusita-faringita-i-anginy.html

Современный врач обязан придерживаться лучших научных данных, в противном случае он шарлатан.

Что это

В узком понимании подразумевается такой способ медицинской практики отдельного врача. когда он использует в своей работе только то, что имеет качественную доказательную базу эффективности (к этому не относится собственный опыт и личное мнение. они ставятся на последнее место — когда всё доказанное кончилось или случай неординарный, тогда и личный опыт подойдёт). Ясно, что объективность сама по себе субъективна, особенно в медицине, но личный опыт субъективнее всего остального, поэтому к нему так и относятся.

В основе ДМ лежит клиническая эпидемиология, которая изучает распространение заболеваний и разрабатывает методологию клинических испытаний таким образом, чтобы они приводили к научно обоснованным выводам, минимизируя случайные и систематические ошибки, а также заинтересованность участников. Главным гаечным ключом в руках клинэпидемиологов является продажная дрянь статистика. которая позволяет систематически наблюдать за явлениями в массе людей. описывать всё это в циферках и делить на ноль на сто процентов, используя методики клинических испытаний (дизайны), которые позволяют избегать систематических ошибок.

Как это работает

Контроль

Для каждого исследования чего угодно необходимо задавать точку отсчёта, чтобы результаты было с чем сравнивать: если что-либо на 30% лучше, то нам необходим 0%, чтобы понять лучше чего. Устаревшие протоколы за ноль принимали простую контрольную группу, которая просто не принимала препарат/не подвергалась клиническим пыткам; теперь это отвергнуто: откуда мы знаем, что исследуемая группа именно испытала эффект от препарата, а не надумала его самовнушением?

Плацебо никак не действует на организм, это может быть не только таблетка. но и безобидные магниты с холодильника. мигающие лампочки или фейковая акупунктура, в зависимости от того, что исследуют.

Аллергический ринит

В основном короткие эпизоды ринита бывают во время ОРВИ. Хронический ринит бывает при аллергии, при некоторых других

У многих людей аллергический ринит имеет эпизоды обострения и ремиссии (бессимптомный период) и длится много лет, часто всю жизнь. К счастью, симптомы ринита можно довольно хорошо контролировать с помощью специальных методов лечения и избегания воздействия аллергенов.

Кто чаще болеет аллергическим ринитом?

Аллергическому риниту подвержено около 20% людей всех возрастов. Риск развития намного выше у людей, страдающих астмой или атопическим дерматитом, и у людей, чьи члены семьи страдают аллергическими заболеваниями.

Аллергический ринит может начаться в любом возрасте, но чаще всего он начинается в детстве или в раннем взрослом возрасте. Аллергический ринит тяжелее проявляется у детей и у людей в возрасте 30-40 лет. Иногда бывают периоды, когда человек с аллергическим ринитом вообще не имеет никаких симптомов.

Причины аллергического ринита

Причиной является реакция слизистой носа на мелкие частицы аллергенов в воздухе. Иногда аллергены могут вызывать аллергическое воспаление в легких (астмы) и глазах (аллергический конъюнктивит).

Проявления аллергического ринита

  • Нос – «водянистые» прозрачные выделения из носа, заложенность носа, чихание, зуд в носу, течение по задней стенке, нарушение обоняния и вкуса, чувство тяжести и боль в области лица.
  • Уши и горло – боль в горле, осиплость голоса, чувство заложенности в ушах, зуд горла и ушей.
  • Сон – дыхание через нос, частое просыпание, сонливость в дневное время, нарушение работоспособности.
  • Ставится на основании осмотра и истории заболевания. Некоторые лабораторные и инструментальные методы обследования помогают установить причинные аллергены.

    Лечение аллергического ринита

    Для лечения применяются методы уменьшения контакта с аллергенами и лекарственная терапия.

    Особенно эффективно для уменьшения чувства стекания по задней стенке горла, для уменьшения чихания, чувства сухости и заложенности носа. Промывание уменьшает количества аллергенов на слизистой носа путем вымывания их из полости носа, также уменьшает количество слизи и обладает противоотечным эффектом. Промывание носа также усиливает эффект лечебных спреев, очищая слизистую носа для более эффективного орошения лекарствами слизистой оболочки. Промывание носа можно проводить по необходимости несколько раз в день. Промывание можно проводить с помощью физиологического раствора, приобретенного в аптеке, а также солевых растворов, приготовленных самостоятельно в домашних условиях (обязательно необходимо использовать кипяченую охлаждённую воду).

    Считаются препаратами первого выбора при аллергическом ринита. У них очень небольшое число побочных эффектов и выраженный лечебный эффект. Исследованиями доказана большая эффективность этих препаратов по сравнению с другими, применяемыми при аллергическом рините. Самыми безопасными из этих препаратов являются Назонекс (мометазон) и Фликсоназе (флютиказон). Стероидные спреи начинают снимать заложенность не сразу, поэтому первые несколько дней некоторым людям необходимо предварительно забрызгивать сосудосуживающие спреи для снятия заложенности и более полного орошения стероидными спреями воспалённой слизистой. Стероидные спреи нужно использовать регулярно для поддержания их лечебного действия. При снижении выраженности проявлений аллергического ринита можно снизить дозу стероидных спреев.

    Как правильно пользоваться спреями для носа?

    Спреи для носа действуют лучше, если забрызгивания производить правильно. Важно предварительно очистить нос от излишков слизи и корок с помощью физиологического раствора и отсмаркивания. Спрей нужно забрызгивать, держа голову чуть наклонив вперед. Кончик спрея нужно направлять ОТ срединной перегородки носа (проводя забрызгивание в правую половину носа нужно целиться к правому глазу, а проводя забрызгивание в левую половину носа нужно целиться к левому глазу). После забрызгиванию нужно слегка вдохнуть через нос, чтобы спрей распределился по задним отделам полости носа. Слишком сильное вдыхание может вызвать попадание спрея в горло и снижение эффективности использованной дозы. Некоторым людям проще забрызгивать спрей в нос, зажав вторую ноздрю пальцем и вдыхая.

    Побочные эффекты назальных стероидов.

    Чаще всего бывают легкие побочные эффекты в виде неприятного запаха или вкуса после забрызгивания спрея или чувства сухости слизистой носа. При неправильном забрызгивании спреев на срединную перегородку носа бывают проявления в виде повышенного образования корочек, носовые кровотечения или раздражения слизистой носа. Исследования доказали безопасность применения назальных стероидов даже в течение нескольких лет.

    Антигистаминные препараты.

    Антигистаминные препараты могут применяться местно (капли, спреи в нос) и в виде таблеток и сиропов.

    Внутрь чаще используются антигистаминные препараты второго поколения (например, Кларитин, Зиртек, Эриус, Ксизал), они не обладают седативным действием (не вызывают сонливости).

    Короткий курс сосудосуживающих спреев иногда нужен для снятия отека носа перед применением назальных стероидов. Длительное применение сосудосуживающих при аллергическом рините не рекомендуется ввиду возможного развития медикаментозного ринита.

    Аллергенспецифическая иммунотерапия (АСИТ и СЛИТ).

    Ингибиторы лейкотриена

    Лейкотриены имеют некоторый эффект в развитии проявлений аллергии. Лекарства, которые блокируют лейкотриены, могут применяться для лечения аллергического ринита и астмы. Однако назальные стероиды более эффективны и безопасны для лечения аллергического ринита. Поэтому ингибиторы лейкотриена используются только у людей с сопутствующей астмой (при их эффективности при астме у данного конкретного человека) или при плохой переносимости назальных стероидов (носовые кровотечения, несмотря на правильную технику применения назальных спреев).

    После изучения официальной инструкции по применению, отзывов и способов применения спрея Биопарокс в лечении инфекций верхних дыхательных путей можно приступить к рассмотрению доказательств эффективности препарата по результатам проведенных клинических исследований, о чем и пойдет речь ниже.

    С 1980 года по наши дни, значимых исследований препарата Биопарокс, а точнее его действующего вещества фузафунгин, по международной базе MEDLINE было найдено 11. Среди них я рассмотрю, наиболее крупные, которые имеют статистически значимую базу и были проведены по всем правилам, то есть рандомизированные двойные слепые плацебо-контролируемые исследования.

    Второе исследование Кёльнского института медицинской статистики, информатики и эпидемиологии было проведено на 20 испытуемых с диагнозом синусит, которых отбирали для исследования в необостренный период. Эта, надо сказать малая выборка была разделена на две группы, одна из которых получала фузафунгин, другая спрей-пустышку или по-научному плацебо. Результаты фиксировались кроме стандартных опросных методик еще и с помощью объективных инструментальных исследований (УЗИ, ринометрии, эндоскопии). В результате проведенного исследования было установлено, что применение Биопарокса оказывает положительное влияние уже в первые 24 часа применения препарата (наблюдалось уменьшение симптомов заболевания у группы принимавшей лекарство, в плацебо-группе улучшений за столь короткий период не наблюдалось). В более поздние сроки течения заболевания (а данные снимались на 1, 3, 7, 10 и 14 сутки с момента заболевания) также отмечались статистически значимые улучшения общего самочувствия и объективных симптомов заболевания, выявленных с помощью инструментальных методов исследования.

    Подводя читателей к самому интересному и значимому исследованию, можно отметить еще пару мелких. Одно было проведено во Франции, где 80 заболевших в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, проверяли на себе использование препарата Биопарокс в лечении и облегчении симптомов фолликулярного фарингита. Статистически значимое облегчение местных и симптоматических проявлений фолликулярного фарингита было отмечено в группе принимавшей фюзафюнжин, причем наибольший эффект отмечался в начале течения заболевания, к концу заболевания разница в улучшении состояния между группой принимавшей Биопарокс и плацебо сгладилась, но пальма первенства осталась все равно за Биопароксом.

    Также было интересное исследование, которое проводили на базе педиатрического отделения турецкой клиники города Мерсин. В результате использования Биопарокса у детей, которые перенесли тонзиллэктомию (удаление миндалин), было отмечено уменьшение болевых симптомов и ускорялось ранозаживление в результате перенесенной операции. Естественно, исследование было проведено по всем правилам, с делением всех детей на три группы – первая принимала стандартное лечение, направленное на профилактику послеоперационных осложнений: антибиотиками + анальгетиками, вторая группа принимала фузафунжин с анальгетиком, а третья принимала биопарокс, но уже без анальгетика. Выборка пациентов составляла 60 детей от 4 до 14 лет, разбитых рандомно на три одинаковых группы. Первая группа, принимавшая антиботик в комбинации с анальгетиком, показала наихудший результат среди всех трех групп.

    И, наконец, очень дорогое и самое массивное по количеству пациентов исследование препарата Биопарокс было проведено в Великобритании, на базе многочисленных медицинских школ, институтов и исследовательских центров. Целью исследования было установить влияние препарата на сокращение местных симптомов и противовоспалительную активность, бактериостатическую активность в отношении микроорганизмов и возможность предупреждать развитие потенциальных суперинфекций при лечении острых ринофарингитов. Были проведены три рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых исследования в параллельных группах с одинаковыми целями и профилями дозировки, которые затем были сведены в одно исследование. Общее количество испытуемых достигло 532 (. ) человека. Нельзя не согласиться, что масштабы клинических исследований поражают. Думаю, моей критики к другим препаратам поуменьшилось бы, если бы в качестве аргументов были приведены столь веские доводы, как в данном испытании.

    Единственный недочет, который я усмотрел в использовании препарат Биопарокс – это применение в лечение ангины. По инструкции этот диагноз стоит в списке заболеваний при которых помогает Биопарокс, но результатов исследований применения фузафунгина в лечении данной патологии не наблюдалось, возможно, это исследование просто не было проведено.

    Вывод. Приведенные примеры клинических исследований препарата Биопарокс (фузафунгин, фюзафюнжин) показывают высокую эффективность в раннем лечении заболеваний верхних дыхательных путей, в поздний период сильные различия сглаживаются, но все равно наблюдаются статистически значимые улучшения общего состояния и симптоматики заболевания при лечении заболеваний лекарственным препаратом Биопарокс. Препарат можно рекомендовать в комплексном применении для лечения широкого спектра заболеваний верхних дыхательных путей.

    Доказательная медицина

    Доказательная медицина — медицинский атеизм.

    Василий Власов: Что такое доказательная медицина

    Доказательный подход к медицинской практике подразумевает использование лечебных, профилактических и диагностических действий c доказанной эффективностью, что предполагает поиск информации, сравнение, проведение исследований и мета-анализов. Эффективность доказывается не собственным опытом или личным мнением.

    В целом это такой свод принципов для опровержения или подтверждения научных данных.

    Противники доказательной медицины любят разглагольствовать в стиле, мол, если не доказано действие, ещё не значит, что его нет. Такой подход отсылает нас к области веры, а не науки: именно в религии не нужно ничего доказывать. Так что не стоит обращать внимания на такие логические ошибки, это просто аргумент адептов астрала .

    Чтобы исключить эффект самовнушения, контрольные группы начали кормить бесполезными лекарствами. Теперь и исследуемая группа, и контрольная жрут одинаковые по весу, форме, цвету, вкусу таблетки, но у каких-то внутри есть действующее вещество, а у каких-то нет. У каких никто не знает, это называется ослепление: не знают подопытные (одинарное), не знают врачи (двойное слепое), не знают даже медсёстры не знает комиссия, обрабатывающая результаты (тройное).

    Последнее время контроль нередко проводится не с плацебо, а с конвенциональным лечением (уже утверждённым и многократно проверенным), в тех случаях, когда нельзя пациентов оставить совсем без лечения. Тогда одной группе дают стандартную терапию, а другой стандартную + исследуемую, и сравнивают различия.

    Источник: http://encyclopatia.ru/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BD%D0%B0

    Глава 2. ДОКАЗАТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА В СИСТЕМЕ ПОДГОТОВКИ ВРАЧА-СПЕЦИАЛИСТА. БАЗИСНЫЕ ПРИНЦИПЫ И МЕТОДОЛОГИЯ

    Согласно одному из распространенных определений, доказательная медицина это добросовестное, точное и осмысленное использование лучших результатов клинических исследований для выбора лечения конкретного больного (Sackett D.L. et al, 1996).

    Интересно отметить, что потребность в профессиональной медицинской информации возникает у врача до 60 раз в неделю (или дважды на каждых трех пациентов) и может влиять на принятие как минимум восьми решений ежедневно.

    Реальная клиническая практика всегда испытывает некоторое затруднение в ответе на вопрос: что важнее для принятия клинического решения — рекомендации, составленные по результатам клинических исследований или врачебное мышление и опыт применительно к каждому конкретному пациенту? Ответ на этот вопрос многим критикам концепции ДМ покажется противоречивым (рис. 2).

    Однако, как ни парадоксально, именно представленная на рисунке «триада» наиболее полно характеризует современный взгляд на доказательную медицину.

    Совершенно очевидно, что ориентация только на данные доказательной медицины, без учета личного опыта и особенностей конкрет-

    ного пациента, может стать причиной ошибок в ведении больного. В то же время, ориентация сугубо на личный опыт приводит к тому, что пациент перестает получать наиболее современное и эффективное лечение, что также наносит вред его здоровью.

    Внедрение и грамотное использование принципов доказательной медицины несет в себе ряд вполне объективных преимуществ (рис. 3).

    Согласно современным квалификационным характеристикам, правильно обученный врач обязан, во-первых, уметь отличить доказательную информацию от информации описательной или попросту рекламной. Во-вторых, он должен стремиться использовать в своей повседневной практике только те медицинские вмешательства, которые имеют хорошую доказательную базу.

    Решение этих задач невозможно без знания алгоритма поиска качественной медицинской информации, а также навыков ее последующей

    экстраполяции применительно к конкретной клинической ситуации (рис. 4).

    Рис. 4. Этапы поиска и применения научно обоснованной информации. При этом последние два пункта считаются наиболее трудно реализуемыми

    Таким образом, успех этого поиска во многом будет зависеть от способности врача четко формулировать вопрос, ответ на который он стремиться найти. Кроме того, выявление наиболее ценных сведений невозможно без наличия доступа к современным источникам медицинской информации, ведущим журналам и электронным базам данных. К счастью, более легкий путь существует. Значительно сократить время поиска и помочь практикующим врачам быть в курсе наиболее важных тенденций мировой медицины призваны клинические рекомендации, создаваемые профессиональными сообществами.

    1) доказательства того, что именно необходимо рекомендовать, часто недостаточны;

    2) полученные на основании исследований данные могут интерпретироваться неправильно;

    3) у разработчиков может оказаться недостаточно возможностей и опыта, чтобы проверить все доказательства;

    Опросник AGREE позволяет оценить:

    • степень соответствия рекомендованных лечебно-диагностических и профилактических методов и технологий современному состоянию медицинской науки;

    Рис. 5. Разделы опросника AGREE

    • выбор наиболее эффективных медицинских технологий с точки зрения затрат.

    Главное свойство клинических рекомендаций высокого методологического качества — связь между каждым утверждением и научными фактами. Каждой рекомендации присваивают определенный уровень доказательности, чтобы можно было отличить более надежные от менее надежных утверждений. Важно понять, что уровень доказательности рекомендации не отражает ее ценность для практики, а лишь подчеркивает надежность лежащих в ее основе научных фактов, т.е. вероятность достижения желаемого результата в случае применения рекомендации. Уровень доказательности рекомендации определяется следующими факторами:

    1) тип (структура) исследования (чаще всего оптимальной структурой является РКИ);

    2) число исследований и общее количество включенных больных (часто нужен мета-анализ);

    3) однородность результатов (оптимально, когда все результаты однонаправленные);

    4) клиническая значимость эффекта и его вариации (оптимально, когда доверительный интервал узок);

    5) применимость (экстраполируемость) результатов исследования к интересующей популяции.

    А на рисунке 7 — соотношение уровней доказательности и градаций рекомендаций.

    Определено следующее разделение рекомендаций по градациям доказательности (рис. 8).

    В настоящее время не достигнуто согласия между различными разработчиками КР относительно единой универсальной шкалы дока-

    Рис. 7. Соотношение уровней доказательности и градаций рекомендаций (Oxford Centre for Evidence-Based Medicine)

    Оценка возможного вклада конкретного исследования в развитие медицинской науки требует значительных усилий, нежели это необходимо согласно приведенной иерархии доказательств. Следует помнить, что невысокий уровень доказательности — не всегда является свидетельством ненадежности рекомендации. При ранжировании исследований и оценке их относительного вклада в принятии решений необходимо использовать не только иерархию типов исследований, но и суждения, основанные на здравом смысле.

    Врач звонит в Центр доказательной медицины с вопросом: «Насколько эффективны парашюты при спасении из самолета, терпящего крушение?». После долгих дискуссий из Центра ДМ пришел ответ: «Мы не знаем! РКИ, в которых бы сравнивались прыжки с парашютом и прыжки без него еще не проводились.»

    Важно запомнить. Клинические рекомендации предназначены для того, чтобы оказать помощь в формировании клинического суждения, а не для его замены. Они не предоставляют готовые ответы на все клинические вопросы и не гарантируют успешный клинический

    1 — градация рекомендации;

    2 — уровень доказательности с указанием методологического качества;

    Систематический обзор это обобщение анных по одной частной четко сформулироанной проблеме с использованием систематиеских и точных методов поиска, отбора и криической оценки исследований, относящихся к теме обзора, а также дальнейшим анализом ведений в него включенных.

    Арчи Кокран (Archy Cochrane, рис. 10), английский врач-эпидемиолог впервые предложил широко использовать мета-анализ как основу алгоритма поиска и обобщения результатов публикуемых клинических исследований.

    Преимущества систематических обзоров

    • Объединение информации о нескольких исследованиях позволяет получить более объективное представление о клиническом эффекте анализируемого вмешательства по сравнению с отдельно взятым клиническим исследованием.

    • Медицинские работники, исследователи и организаторы легко получают доступ к большим объемам информации.

    Дадим пояснения для каждого их них.

    1. Отношение шансов (ОШ)

    Шанс события — это вероятность того, что оно произойдет, в сравнении с вероятностью того, что оно не произойдет. Если принять вероятность события за P, то шанс того, что событие произойдет равен P/(1 — P). Чем ближе значение ОШ к 1, тем меньше различий в эффективности (безопасности) сравниваемых вмешательств.

    Снижение частоты событий в исследуемой группе (ЧСИГ) по сравнению с частотой событий в контрольной группе (ЧСКГ):

    Графическое представление результатов мета-анализа (блобограмма).

    На рисунке 12 приведен пример мета-анализа, рассматривающего побочные эффекты со стороны печени при интенсивной терапии статинами по сравнению со стандартной схемой назначения у пациентов, перенесших острый коронарный синдром и пациентов со стабильной стенокардией. В качестве регистрируемого события было принято трехкратное (и более) повышение активности печеночных трансаминаз.

    Вертикальная линия по центру рисунка — линия «отсутствия различий», которая в данном случае соответствует отношению шансов 1,0 (рис. 13 — пояснения к блобограмме).

    Рис. 12. Пример построение блобограмммы (J. Afilalo et al. Intensive statin therapy in acute coronary syndromes and stable coronary heart disease: a comparative meta-analysis of randomised controlled trials/ Heart. — 2007, V. 93. — P. 914-921, c изменениями)

    Если горизонтальная линия (доверительный интервал) результатов исследования не пересекает линию «отсутствия различий», то существует 95% вероятность того, что различия между сравниваемыми группами действительно существуют. Если же доверительный интервал результата пересекает вертикальную линию, это означает что:

    1) либо нет достоверных различий между изучаемыми вмешательствами;

    2) либо размер выборки недостаточен для определения истинного результата;

    3) ромб отображает обобщенный результат всех анализируемых исследований. Ширина ромба отображает доверительный интервал для обобщенного результата;

    Важно помнить, что в результате применения любого статистического метода мы получаем не истину в последней инстанции, а всего лишь оценку вероятности того или иного предположения! Целью мета-анализа является не только оценка эффективности/безопасности изучаемого вмешательства, но также выявление, изучение и объяснение неоднородности (гетерогенности) в результатах исследований и подгруппах пациентов. Для этого обязательным является проведение теста на статистическую гетерогенность χ 2 (Хи-квадрат). Значение χ 2 много большее, чем число испытаний в мета-анализе свительствует о том, что испытания отличаются друг от друга. При обнаружении существенных различий между исследованиями выводы мета-анализа можно поставить под сомнение.

    • стимулируют проведение конкретных клинических исследований, так как формируют научную гипотезу и позволяют более точно определить объем планируемой выборки пациентов.

    2) органичный синтез индивидуального опыта практикующего врача с результатами лучших научных исследований по оценке эффективности медицинских вмешательств.

    При этом доказательная медицина не заменяет собой искусство врачевания и клиническое мышление врача, а наоборот улучшает качество и эффективность врачебной практики.

    Завершая разговор о доказательной медицине, мы не имеем права не сказать, что всякая медаль имеет две стороны. Перефразируя известное выражение, уделим внимание «блеску и нищете современной доказательной медицины».

    Международные клинические рекомендации, построенные на данных доказательной медицины, представляют собой основу клинической практики в большинстве государств мира. Без доказательств эффективности и безопасности ни одно лекарственное средство не может быть допущено к продаже на территории большинства современных государств. Клинические испытания лекарств в современном мире проводятся по согласованным общепринятым протоколам, обеспечивающим достаточный уровень доказательств эффективности и безопасности. Казалось бы, все работает как часы — о чем беспокоиться? Тем не менее, есть и другое лицо доказательной медицины.

    Кроме того, известно, что ряд ЛС, не получивших определенных однозначных доказательств в результате клинических исследований (например, венотоники, препараты метаболического воздействия и другие), составляют основу лечения некоторых заболеваний. Надо ли отказаться от этих лекарств?

    Необходимо также отметить, что доказательная база сегодня — один из способов защиты коммерческих интересов одних структур (государств, национальных рынков) от других. Все очень сложно устроено, труднопреодолимо, очень дорого и, зачастую, представляет собой специально созданный барьер на пути новых лекарств. К слову, трудность преодоления этого барьера особо значима для наших собственных научных разработок в этой сфере, что озвучивается сегодня на самом высоком государственном уровне. (На рисунке 14 одна из московских развязок, понятных постоянно ездящим по ней москвичам и ставящая в тупик тех приезжих, кто не в курсе, как попасть на нужную дорогу).

    Клиническая фармакология, на мой взгляд — царица всех медицинских наук не только потому, что я сам являюсь клиническим фармакологом, но и потому, что она вбирает в себя самые важные достижения современной медицины. Одним из таких достижений служит методология сбора, оценки и применения доказательств — доказательной медицины. И, разумеется, эта методология должна занимать свое достойное место в преподавании нашей дисциплины.

    Грамотный клиницист всегда использует и личный клинический опыт и наиболее современные, доказательные данные медицинской науки одновременно и никогда порознь.

    Рис. 2. «Триада» медицины, основанной на доказательствах

    Рис. 3. Задачи медицины, основанной на доказательствах

    Клинические руководства (рекомендации) (Clinical Guidelines) — систематически разрабатываемые положения, помогающие принимать правильные решения относительно врачебной тактики при определенных клинических обстоятельствах.

    В 2002 году методология разработки клинических руководств разработана ВОЗ, тогда же была образована Международная сеть разработчиков клинических руководств Guidelines International Network (GIN), в которую вошли 42 организации из 23 стран. Основная цель рекомендаций ясна — повысить качество лечения пациентов. Однако они могут приносить пациентам не только пользу, но и вред. Происходить это может по ряду причин:

    4) рекомендации могут быть подвержены влиянию мнений, опыта и состава группы разработчиков.

    В связи с этим возникла необходимость создания унифицированной системы оценки качества клинических рекомендаций. Для составления объективного представления о качестве клинических рекомендаций был предложен структурированный международный Опросник по экспертизе и аттестации — AGREE (Appraisal of Guidelines Research and Evaluation). состоящий из шести разделов (рис. 5).

    • открытость и прозрачность процесса разработки рекомендаций;

    • согласованность интересов и возможностей потребителей, покупателей и производителей медицинских услуг;

    • объективность и надежность сведений;

    На рисунке 6 представлена упрощенная шкала уровней доказательности, разработанная Оксфордским Центром доказательной медицины (Oxford Centre for Evidence-Based Medicine).

    Рис. 6. Уровни доказательности

    зательности. Каждый из существующих подходов имеет свои преимущества и недостатки. В нашей стране получила распространение более расширенная шкала оценки уровня доказательств, разработанная шотландской межколлегиальной сетью разработчиков клинических руководств SIGN (Scottish Intercollegiate Guidelines Network) (рис. 9).

    Рис. 8. Градации доказательности рекомендаций

    Распространенное заблуждение не самых грамотных врачей о том, что доказательная медицина способна заменить собой клиническое мышление (а порою и вовсе необходимость думать!) позволим себе проиллюстрировать поучительным анекдотом.

    Примечание.

    3 — тип исследований.

    * Исследования с высокой вероятностью систематической вообще не должны рассматриваться в качестве доказательсва рекомендации любого уровня.

    Рис. 9. Шкала доказательности рекомендаций SIGN

    исход в каждом случае. Кроме того, одно из самых частых заблуждений врачей заключается в отнесении данных шкал только к лекарственной терапии. Это не так! Критерии доказательности могут быть применены к любым видам медицинских вмешательств (хирургическим, физиотерапевтическим, диагностическим, профилактическим и т.д.).

    Систематические обзоры и мета-анализы. Другим важным помощников врачей являются систематические обзоры и, в частности, наиболее распространенный их тип — мета-анализ. Рассмотрим их более подробно.

    Систематические обзоры являются одной из наиболее важных инструментов доказательной медицины, позволяя практикующему врачу разобраться в беспрерывном и нарастающем потоке медицинской информации. Для анализа и обобщения результатов исследований, вклюенных в обзор, могут, как использоваться, так и не использоваться статистические методы.

    В 1992 г. организовано Кокрановское сотрудничество — международная некоммерческая организация, целью которой является помощь в принятии основанных на достоверной информации клинических решений путем разработки высококачественных систематических обзоров о пользе и риске медицинских вмешательств. Основной продукт работы сотрудничества — Кокрановская библиотека, содержащая крупнейшую базу данных систематических обзоров.

    • Точные методы ограничивают вероятность систематической ошибки при поиске и исключении статей, что делает получаемые выводы более надежными.

    • Устраняется временной разрыв между научным открытием и внедрением эффективного диагностического или лечебного вмешательства.

    • Количественные систематические обзоры (мета-анализы) повышают точность результата.

    Мета-анализ статистический анализ количественных результатов нескольких исследований, посвященных одному и тому же вопросу (количественный систематический обзор).

    Результаты мета-анализа могут быть представлены в относительных и абсолютных показателях (рис. 11).

    Рис. 11. Показатели, позволяющие оценить результаты мета-анализа

    2. Относительный риск (ОР)

    Отношение частоты развития определенного исхода в группах сравнения. При ОР > 1 частота развития изучаемого исхода выше в основной группе, чем в контрольной. При ОР < 1 — ниже. При низкой частоте развития исхода этот показатель близок к отношению шансов.

    3. Снижение относительного риска (СОР)

    4. Снижение абсолютного риска (САР)

    Абсолютная арифметическая разность между частоты событий в группах сравнения:

    5. ЧБНЛБИ (равнозначно ЧБНЛ)

    Число Больных, которых Нужно Лечить определенным методом в течение определенного времени, чтобы достичь Благоприятного Исхода или предотвратить неблагоприятный исход. Показатель всегда предполагает существование группы сравнения (референтной группы), в которой больные получают плацебо, либо другое лечение, либо вообще не получают его.

    ЧБНЛ для определенного вмешательства является величиной, обратной САP при этом вмешательстве. Простота расчета позволяет использовать ЧБНЛ в качестве основного цифрового показателя эффективности (или потенциального вреда) анализируемого вмешательства.

    Число Больных, которых Нужно Лечить определенным методом в течение определенного времени для выявления дополнительного Неблагоприятного Исхода. Знание этого показателя позволяет более полно оценить степень риска вмешательства у конкретного пациента. Особую важность этот показатель приобретает при оценке целесообразности профилактического вмешательства.

    Результаты, полученные в каждом из исследований показаны на блобограмме (рис. 13) в виде квадратов. От каждого квадрата отходит горизонтальная линия, показывающая доверительный интервал (в данном случае он равен 95%) для зафиксированного в этом исследовании исхода.

    Рис. 13. Пример блобограммы

    4) поскольку ромб не пересекает линию «отсутствие различий», результат можно считать статистически значимым, т.е. назначение высоких доз статинов достоверно сопровождается повышенным риском развития побочных эффектов со стороны печени по сравнению с умеренными дозами.

    Результаты мета-анализа имеют важное научное и практическое значение:

    • являются источником объективной информации о современных методах диагностики, профилактики и лечения;

    • служат основой при разработке формулярной систем, стандартов диагностики и лечения, научно-обоснованных рекомендаций;

    Представления об эффективности препаратов может изменяться по мере появления дополнительных данных после завершения крупных

    рандомизированных контролируемых испытаний. Появляются новые данные и меняются результаты систематических обзоров. Поэтому в практической работе чрезвычайно важно использовать наиболее свежие из них. Систематические обзоры могут предоставлять объективную информацию, позволяющую пациенту и врачу прогнозировать эффективность и возможные последствия от конкретного вмешательства еще до начала лечения. При экстраполяции данных систематических обзоров врач прежде всего должен оценить степень его соответствия той группе пациентов, для которой выявлен положительный эффект вмешательства. Несомненно, что личный опыт врача и существующие стандарты лечения должны быть учтены при принятии окончательного решения.

    Итак, доказательная медицина — это:

    1) прикладная методология, возникшая в результате стремительного прогресса медицинской науки, нарастания объема знаний и информационного взрыва;

    Так, например, контроль над качеством проводимых клинических исследований — новая отдельная мировая проблема. Единство производителей и контролеров — не источник ли опасности и возможности

    сговора? При прочтении некоторых медицинских статей иногда возникает ощущение, что доказать можно все, было бы знание правил сбора доказательств, хорошее финансирование, да достаточно большая выборка пациентов.

    Клинические рекомендации и значимые решения в медицинской сфере принимаются на основании результатов, оплаченных производителями лекарств и оборудования. Мы с Вами постоянно сталкиваемся с противоречиями между тем, как лечить правильно, и как это предписывают различные методические рекомендации, а порой и национальные, законодательно утвержденные стандарты. Причина этого кроется в различиях интересов фармбизнеса и системы здравоохранения. Так что, конфликт интересов возможен? Да. Обязателен? Нет однозначного ответа.

    Другая проблема. В клинической практике ряда государств применяются методы, не получившие однозначных доказательств в результате клинических исследований и последующих метаанализов (например, иглорефлексотерапия, мануальная терапия и т.д.). Надо ли отказаться от этих методов? Мировая практика знает негативные результаты некоторых поспешных решений.

    Сам по себе сбор доказательств сегодня — дорогостоящее мероприятие, доступное только крупному капиталу и, кстати, практически малодоступное государственному сектору.

    Рис. 14. «Путь лекарств на рынок»

    Источник: http://vmede.org/sait/?page=4&id=Farmakologiya_klin_practi4_petrov_2011&menu=Farmakologiya_klin_practi4_petrov_2011

    Ринит – это воспаление носовых ходов. Это воспаление вызывает различные проявления, такие как чихание, зуд носа, заложенность и выделение из носа, течение по задней стенке носоглотки. Аллергический ринит — воспаление носовых ходов, вызванное аллергической реакцией.

    заболеваниях и воздействии некоторых лекарств.

    При аллергии активируются два типа клеток: тучные клетки (мастоциты) и эозинофилы. Эти клетки вырабатывают воспалительные вещества (например гистамин), который вызывает заложенность носа (отек слизистой оболочки носа), зуд, чихание, течение из носа. В течение нескольких часов эти вещества активируют другие воспалительные клетки, что приводит к длительным клиническим проявлениям.

    Аллергический ринит может быть сезонным (проявляется в определенное время года) или круглогодичным. Сезонный аллергический ринит чаще всего вызывает пыльца растений и споры грибов и плесени. Круглогодичный аллергический ринит вызывают аллергены клещей домашней пыли, тараканов, перхоть животных, споры грибов и плесени. Круглогодичный аллергический ринит обычно труднее лечить.

    Аллергический ринит может проявляться по-разному. Хотя понятие ринит относится к полости носа, многие люди испытывают дискомфорт со стороны глаз, ушей и горла. Иногда нарушается сон. Основные симптомы аллергического ринита:

    • Глаза – зудящие, красные глаза, чувство «песка» в глазах; отек и синеватое окрашивание кожи под глазами (аллергические синяки).
    • Для круглогодичного аллергического ринита больше характерны: течение по задней стенке горла, постоянная заложенность носа, нарушение сна.

      Как ставится диагноз аллергического ринита?

      Определение аллергенов возможно с помощью кожных аллергических проб и анализа крови.

      Промывание носа солевыми растворами

      Спреи с глюкокортикоидами (стероидами)

      Антигистаминные препараты уменьшают зуд, чихание и течение из носа при аллергическом рините. К сожалению, они не эффективны для снятия заложенности носа. Совместное применение антигистаминных препаратов и назальных стероидов более эффективно, чем их применение по отдельности.

      Сосудосуживающие препараты.

      Кромолин натрия – препарат для лечения аллергического ринита, применяется в виде спреев, его следует использовать 3-4 раза в день, лучше за некоторое время до начала симптомов аллергического ринита.

      АСИТ – подкожное введение возрастающих доз аллергенов для уменьшения чувствительности к ним. СЛИТ – раствор или таблетки с аллергенами в возрастающей концентрации капается или кладутся под язык с той же целью. АСИТ и СЛИТ наиболее эффективны для лечения сезонного аллергического ринита, вызванного пыльцой растений. Применение АСИТ и СЛИТ у детей может даже предотвратить развитие астмы в более старшем возрасте. Каждый курс иммунотерапии обычно занимает 3-5 лет.

      Источник: http://eviped.com/allergiya/allergicheskij-rinit/

      Доказательная медицина или Половина наших лекарств — мусор!

      Доказательная медицина Олег Кучерявенко

      — Сегодня в СМИ пишут: «Ученые доказали, что кофе предотвращает рак», а завтра — что провоцирует. Есть ли какие-то критерии, по которым можно сразу понять: эти исследователи ошиблись, а вот эти — нет?

      — Для того и существует доказательная медицина. Это такая область знаний, которая включает в себя достоверные результаты научных исследований, клинический опыт врача и интересы пациента. Есть вполне конкретные методы доказательной медицины, набор правил проведения исследований и последующего анализа, которые гарантируют надежность результатов. Например, то, что называется «двойным слепым плацебо-контролируемым методом»: когда ни врач, ни пациент не знают, какой препарат попался больному, — исследуемый или плацебо.

      В России эти методы применяются? «Если хочешь продемонстрировать удивительно высокую эффективность нового препарата, достаточно в группу, где он будет исследоваться, поместить 20-летних пациентов на ранних стадиях заболевания»

      — Не очень часто. Российские исследования очень часто грешат неправильной рандомизацией (процедура случайного распределения участников эксперимента по группам. — БГ), нездоровой методологией организации исследований и безграмотным анализом результатов. Ни в коем случае нельзя самостоятельно делить пациентов на группы, для этого есть компьютер. По правилам, распределение по группам следует проводить случайным образом, возраст и стадия болезни всех участников должны быть примерно одинаковыми — это определяет однородность исследуемых групп. Просто, если хочешь продемонстрировать удивительно высокую эффективность нового препарата, достаточно в группу, где он будет исследоваться, поместить 20-летних пациентов на ранних стадиях заболевания, а в ту группу, которая будет применять традиционный метод лечения, — пенсионеров с алкогольной зависимостью и запущенной стадией заболевания. Количество участников исследования (выборка) не может быть малой, что мы часто видим в отечественных работах, кандидатских диссертациях, когда работа идет по 20 и 50 человек, и «ученые» приходят к выводу, что лекарство или метод лечения эффективен. Это ложь и шарлатанство, подтасовка научных фактов. Если вы не будете соблюдать эти и другие правила, вашу статью просто не опубликуют в приличном зарубежном издании. Что, собственно, и происходит с подавляющим количеством российских работ. В Lancet, New England Journal of Medicine, British Medical Journal очень редко можно встретить русскую фамилию. И я не вижу предпосылок для того, чтобы ситуация улучшалась.

      А почему наши ученые не соблюдают все эти правила? «Когда ты приезжаешь за границу и заговариваешь о дисбактериозе, врачи начинают смеяться, потому что думают, что это шутка»

      — Когда мы отправляемся в аэропорт, у нас есть два варианта: либо «этот самолет, скорее всего, полетит», либо «этот самолет гарантированно полетит и приземлится в месте назначения». Вот opinion-based medicine (медицина, основанная исключительно на опыте и мнении) означает: «самолет, скорее всего, полетит», но есть вероятность, что он разобьется. И эту вероятность мы не знаем. Наша медицина — это opinion-based medicine, у нас особое внимание уделяется образованию, которое дают профессора, их личному мнению, мнению университетских кафедр. Многие выпускники медвузов считают: «Я учился на кафедре профессора Иванова, светила отечественной медицины, и те слова, которые были написаны в его учебнике, которые он произносил на лекциях, — истина в последней инстанции. Любые знания, противоречащие этому, неверны». На Западе не может быть, что школа профессора Джексона думает так, а школа профессора Томпсона думает так. Есть научно выработанные данные, статистически обработанные, полученные в результате правильно проведенных научных исследований, — на них все и базируется.

      Вот вы учились во Втором меде. Реально ли бороться с такой системой со студенческих позиций? «Для профессора с 50-летним опытом в медицине неприятность состоит в том, что в какой-то степени доказательная медицина ставит его на одну ступень с молодым врачом, который будет опираться на те же научные публикации, что и сам профессор»

      — Вы знаете, мне иногда не засчитывали занятия, просто потому что я вставал и говорил: «Иван Иванович, у того, что вы сейчас говорите, нет доказательств». Иван Иванович сразу приходил в бешенство, потому что он профессор, член-корреспондент всех Академий наук. В России это имеет огромный вес, в разговоре с таким человеком студент — ничтожество. Я учился международному здравоохранению и внедрению доказательной медицины в развивающихся странах в Johns Hopkins Bloomberg School of Public Health параллельно со Вторым медом. Там ученый с мировым именем, приглашенный профессор Гарвардской школы медицины обедает со студентами, разговаривает с ними, нет этого огромного провала, что не исключает большого взаимоуважения. И известнейший профессор может несколько раз в течение занятия сказать, что чего-то не знает: «Если вы в курсе и можете принести статью, в которой есть необходимые данные, пожалуйста, просветите меня».

      Как касается пациентов непопулярность в России доказательной медицины?

      — Подавляющее большинство препаратов, которые назначаются в амбулаторных условиях, не имеют доказанной эффективности или безопасности. Заболевания, которые диагностируются, тоже порой бывают мифическими. Апофеоз всей российской безграмотности — это дисбактериоз. С третьего курса по шестой тебе на каждой кафедре говорят, что, если ты назначил антибактериальный препарат, у человека будет понос, потому что разовьется дисбактериоз. Если это случилось — выпиши «Линекс». Как просто! И когда тебе об этом говорят регулярно, ты выпускаешься, не зная практически ничего, кроме цепочки: антибиотики — дисбактериоз — диарея — «Линекс».

      Но на самом деле, если мы назначаем антибиотик, у пациента может случиться диарея просто потому, что таков побочный эффект препарата, связанный с его механизмом действия. Это можно предотвратить, например, приемом антибиотика вместе с пищей. Если диарея усиливается, в таком случае необходима консультация врача. Но лечить диарею под предлогом якобы нарушившейся микрофлоры — шарлатанство. На самом деле никакой нормы количества бактерий, от которой можно отклониться, нет. И когда ты приезжаешь за границу и заговариваешь о дисбактериозе, врачи начинают смеяться, потому что думают, что это шутка. А когда им объясняешь, что этот самый дисбактериоз лечат бактериями, упакованными в капсулу, они начинают нас жалеть. И жалеть наших пациентов. Поэтому повальное назначение каких-то капсул для лечения какого-то заболевания и сбор какашек у детей для анализа на дисбактериоз — это далекое от медицинской науки явление. И такая информация не является секретной — возьмите оксфордские пособия, международные рекомендации общества гастроэнтерологов (они все исключительно доказательные) — и вы в два счета проверите сказанное мной. Мне кажется, это не так сложно доносить студентам на занятиях, не правда ли?

      Почему так мало наших врачей знает об этом?

      — Проблема не столько в образовании, сколько в самообразовании. Я недавно общался с одним из преподавателей в московском медицинском вузе, говорю: «Вы обязываете студентов назначать «Эреспал». Но где данные, которые подтверждают, что этот препарат действительно эффективен и безопасен?» На следующий день этот преподаватель приносит мне статью, естественно, написанную на русском. В этой работе рассказывается об исследовании, которое проводилось на 40 пациентах: одним дали «Эреспал», другим не дали. Группа была абсолютно разнородная — в нее входили лица от 18 до 60 лет. То есть мы уже имеем два нарушения: маленькая выборка (людей должно быть как минимум больше тысячи) и разнородная группа (обмен веществ в 18 лет и в 60 сильно различается). В беседе с преподавателем выяснилось, что он не видит эти ошибки и не может объяснить те данные, которые там приведены. То есть он не в состоянии увеличивать объем своих знаний, даже если хочет.

      А почему в России не любят доказательную медицину? «Публикация в российском научном журнале отнюдь не гарантирует истинность данных»

      — Сегодня часто можно слышать от людей, не имеющих представлений об этом разделе медицинской науки, что она игнорирует и ставит под сомнение клинический опыт врача. Жаль слышать подобное от докторов, что хуже — от профессорско-преподавательского состава. Это говорит о незнании основ доказательной медицины. На самом деле, когда мы не обладаем достаточным количеством знаний по какому-то вопросу, мы, конечно, должны ориентироваться на клинический опыт. Для профессора с 50-летним опытом в медицине неприятность состоит в том, что в какой-то степени доказательная медицина ставит его на одну ступень с молодым врачом, который будет опираться на те же научные публикации, что и сам профессор. Это затрагивает самолюбие.

      Еще часто можно услышать, что доказательная медицина куплена, фармацевтические компании проплачивают исследования. Но это как раз российская специфика. В отечественных журналах исследуют препараты под коммерческими названиями и публикуют соответствующие статьи. Такие работы проплачены, налицо конфликт интересов и вероятная подтасовка данных. Правильно было бы исследовать не препарат, а его действующее вещество.

      Просто методы оценки достоверности данных нужно преподавать в университетах. В некоторых наших вузах есть кафедры доказательной медицины, но обычно на них учат глубинам статистики и не учат элементарному пониманию проблемы. А нужно говорить, зачем все это изучается, приводить конкретные клинические примеры, которые уже имели место, научить понимать и критически оценивать научные публикации. Такой предмет надо вводить параллельно с клиническими дисциплинами, то есть на старших курсах, и учить студентов с широким использованием иностранных источников, как онлайн, так и учебных пособий. Оксфордкие хендбуки, к примеру, тщательно выверяются на предмет доказательности – от этого зависит и статус университета.

      Хорошо, вот есть врач, который хочет лечить правильно. Ему сверху спускают названия лекарств, которыми, как считают чиновники, нужно лечить от гриппа, гастрита и конъюнктивита. Что делать?

      — Есть такой ресурс — Кохрановская онлайн-библиотека (The Cochrane Library). Этой базе систематических обзоров можно целиком и полностью доверять, это кладезь источников доказательной медицины, там хранятся все данные, которые были получены с использованием методов evidence-based medicine. Систематический обзор — это анализ большого количества рандомизированных клинических исследований, проведенных по изучаемой проблеме. Бесплатно полнотекстовые статьи получить на этом сайте нельзя, но можно посмотреть, что было проанализировано и какие сделаны выводы. На русском ничего похожего нет. Если в Кохрановской библиотеке нет необходимых работ, то можно почитать большое количество иностранных журналов и научных баз. Например, Evidence-based Medicine Reviews (Ovid), Best Evidence, EMBASE, Clinical Trials, British Medical Journal, New England Journal of Medicine. Их огромное количество. Это источники, в которых крайне редко встречаются «левые» исследования. И если такое происходит, то чаще всего потом приносятся извинения и публикуются опровержения.

      Получается, что каждый день врач, терапевт из поликлиники села Светлый Путь, должен читать статьи на английском. А если на русском, то ему необходимо разбираться, чему там можено доверять, а чему нет. Вы правда думаете, что это возможно? «Половина нашего официального списка жизненно важных лекарственных средств является мусором: это либо отечественные разработки, которые насажены сверху, либо препараты, давным-давно не используемые за рубежом»

      — Я понимаю: такую систему нельзя внедрить сегодня и сейчас в России, но нужно попытаться что-то сделать. Не кричать: «У нас все плохо» — а что-то сделать. Иначе все так и останется. Когда врач узнает конкретные истории, он уже пять раз подумает, перед тем как назначить кому-то «Линекс». А потом соберется и найдет достоверную информацию об этом препарате. Например, был случай в 1970-х годах, когда здоровым женщинам назначалась гормонозаместительная терапия для того, чтобы снизился риск сердечно-сосудистых заболеваний. Первые исследования были проведены неверно: период follow-up (наблюдение за пациентом после введения препарата) был маленьким, и врачи «не поймали» настоящий эффект от этой терапии. А потом, когда пришла доказательная медицина (в 1980-х) и решила посмотреть, что же на самом деле происходит с такими больными, выяснилось, что гормонзаместительная терапия у здоровых женщин в постменопаузе в 2 раза увеличивала частоту венозных тромбоэмболий и в 1,4 раза увеличивала частоту инсультов. А всего лишь что сделали: правильно собрали группу и увеличили период follow-up. Но к тому времени сотни тысяч женщин погибли в результате назначения гормонов. В этом случае виноваты исследователи, безграмотно набиравшие группы (ошибки рандомизации и обеспечения однородности) и избравшие неверные сроки контроля.

      Сейчас в Великобритании 80 процентов врачей следуют принципам доказательной медицины. Они около 15–17 часов в месяц тратят на непрерывное медицинское образование. Нашим докторам для повторения этого подвига нужно знать английский — переводить все выходящие за рубежом статьи на русский никто не будет.

      Давайте представим, что врач знает: больному ношпа не поможет. Но в соответствии с национальным руководством прописать-то он должен именно ее.

      — Да, это проблема в первую очередь стандартизации медицинской помощи. У нас нет нормальных протоколов, которые регулировали бы этот процесс. Эти национальные руководства зачастую создаются советской школой и не исключают opinion-based подхода. В итоге половина нашего официального списка жизненно важных лекарственных средств является мусором: это либо отечественные разработки, которые насажены сверху, либо препараты, давным-давно не используемые за рубежом. Поэтому нужно менять и стандарты, и менталитет, и медицинское образование.

      Как быть пациентам в такой ситуации?

      — Проблема в том, что в России есть некое противостояние между врачебным сообществом и пациентами. Наша «Лига защитников пациентов» занимается преимущественно судебными тяжбами, конфронтацией между врачом и пациентом, что активно освещается СМИ. Но, по-моему, у нас народ потихоньку просыпается, люди начинают сами интересоваться проблемами. Очень часто теперь подготовленные пациенты приходят к неподготовленным врачам. Американская сеть пациентов, с которой я какое-то время тесно сотрудничал, участвует в анализе научных публикаций, стимулирует к созданию тех или иных систематических обзоров. Я беседовал с доктором из Лондона, он рассказывает, что в Британии это нормально — если больной говорит врачу: «Я недавно прочитал статью в British Journal of Medicine о том-то и том-то. Это правда?» И доктор понимает, что не знает, о чем речь, это стимулирует его быть в курсе.

      Дарья Саркисян

      Статья опубликована с письменного разрешения редакции bg.ru

      Источник: http://russiahousenews.info/health/dokazatelnaya-meditsina

      Смотрите еще:

      • Мудра для лечения гайморита Мудры. Йога для пальцев рук для омоложения и укрепления здоровья Пальцы рук. 180 мощных мудры на каждый день для укрепления здоровья. Мудры, упражнения - Йога для пальцев рук. Мудры - йога пальцев: 1. Мудра"Раковина" 2. Мудра Коровы 3. Мудра Знания 4. Мудра Неба 5. Мудра Ветра 6. Мудра […]
      • Пульмикорт ингаляция через небулайзер Ингаляции с Пульмикортом: когда тяжело дышится Бронхиальная астма — тяжелое хроническое заболевание. К сожалению, ее невозможно вылечить полностью: однажды поставленный диагноз, особенно в сознательном возрасте, чаще всего остается навсегда. На протяжении жизни больные вынуждены активно […]
      • Сиговка с соплёй М У Н И Ц И П А Л Ь Н О Е О Б Р А З О В А Н И Е «С И Г О В С К О Е С Е Л Ь С К О Е П О С Е Л Е Н И Е» О внесение изменений в Решение № 130 «О структуре администрации МО «Сиговское сельское поселение» В соответствии с Уставом муниципального образования […]
      • Раствор мирамистина при гайморите "Мирамистин" при гайморите: инструкция и отзывы Гайморит – это инфекционное заболевание, вызванное размножением патогенных микроорганизмов в области гайморовых пазух. Причиной его появления чаще всего становится нарушение оттока секрета. Проявляется гайморит такими неприятными […]
      • Стоптуссин при аденоидах Стоптуссин (капли, сироп Фито, таблетки) - инструкция по применению, отзывы, аналоги, побочные эффекты препарата и показания для лечения сухого кашля при бронхите, коклюше, трахеите у взрослых и детей. Состав На этой странице опубликована подробная инструкция по применению Стоптуссина. […]
      • Скорое средство при насморке Быстрое средство при насморке Если после закапывания началось сильное чихание, то через 5 минут процедуру повторить. Как вылечить насморк народными средствами. 2. 4 Народная скорая помощь при насморке. Простая процедура промывания носа, на первых порах возникновения ринита, довольно […]
      • Зож насморк Лечение насморка рецепты зож (Рецепты народной медицины). ( рецепт из ЗОЖ 2008 г, 2Так можно вылечить аденоиды, они перестанут беспокоить. 32).Моментально проходит кашель и насморк при простуде. Горчица широко используется в народных методах и рецептах лечения насморка: приложитьЧерез […]
      • Сопли через пылесос лечение простуды у детей хронический ринит лечение осложнения насморка кашель у детей лечение baby-vac. baby vac. аспиратор baby-vac, baby-vac-spb.ru. babyvac, аспиратор детский, аспиратор baby vac, http //аспиратор.рф/ 5 1.8 %, baby-vac цена, назальный отсос, аспиратор отривин, отривин […]
      Ринит доказательная медицина